Litewski Podróżnik (dmitrij_kr) wrote,
Litewski Podróżnik
dmitrij_kr

Categories:

Костёл и монастырь святого Архангела Михаила под Несвижем.

Гора святого Михаила или Анёльская гора – одна из мистических достопримечательностей окрестностей Несвижа, память о которой осталась только в легендах. Именно сюда вели мифические подземные ходы из несвижского костёла Божьего Тела, которые, быть может, до сих пор хранят ненайденные сокровища местных князей Радзивиллов. Да и сами Радзивиллы когда-то были здесь очень и очень частыми гостями. В некоторые же дни на Михайлову гору и вовсе съезжался люд со всей Литвы. К сожалению, эти славные времена остались уже столь далеко в прошлом, что о них знают даже не все несвижские старожилы. Хотя, это, безусловно, интереснейшие и колоритные страницы истории нашего края, достойные всяческого упоминания и для всех жителей, и гостей Несвижа.
Михайлова гора находится в нескольких километрах от города слева от известной с давних времён дороги на Копыль и Тимковичи. Высотой она всего 229 метров над уровнем моря, то есть совсем не входит в число самых высоких в Беларуси. Однако рельеф несвижский рельеф удивительно сложился таким образом, что этот холм виден практически из всех городских окрестностей. Даже с горки возле несвижского предместья и Рудавка у противоположного въезда в Несвиж из Городеи гора св. Михаила просматривается совершенно отчётливо и даже кажется намного большей, чем есть в действительности.


Вид на гору св. Михаила со стороны тракта Несвиж-Тимковичи

Именно это приметное место выбрал главный несвижский градостроитель 16 столетия Николай Крыштоф Радзивилл «Сиротка» для строительства часовни в честь святого архангела Рафаила, который считался покровителем всех путешественников. Такой замысел у Николая Крыштофа родился в 1582 году в его собственном большом путешествии-паломничестве по Средиземноморью в Палестину ко Гробу Господню. Правда, долгое время осуществить его у Радзивилла не удавалось, поскольку всё его внимание первое время после возвращения из паломничества было сконцентрировано на строительстве главного несвижского костёла Божьего Тела. Однако, как только работы стали близиться к завершению, он поспешил исполнить свой обет. В 1593 году Николай Крыштоф вместе со своей женой Эльжбетой Евфимией и дворянской свитой выехали из замка на будущую Михайлову гору, где у подножия разбили шатровый лагерь. В течении 10 дней князь Радзивилл и его компания лично помогали строителям в возведении часовни – собирали полевой камень, носили кирпичи и известь, замешивали строительный раствор! В результате, за эти 10 дней строительство было завершено. На вершине горы появилась новая часовня довольно необычной шестигранной формы. Духовный наставник семьи Николая Радзивилла монах-иезуит Ян Алланд написал в связи с этим: «Похоже, этой новой формой мудрый фундатор, словно иероглифом, хотел потаённо выразить прекрасную и незнакомую земным людям природу ангелов». Здесь имелась ввиду связь философского значение символа гексаграммы а также числа шесть в христианской нумерологии с природой ангелов как её толковали средневековые теологи-схоласты. У последних она означала совершенство труда и творчества, была символом сотворения мира, поскольку именно за столько дней его сотворил Бог согласно Библии. Также шесть ангелов были героями популярной раннехристианской книги «Пастырь» епископа Ермы .


План часовни св. Рафаила из книги Яна Алланда «О чудесах в костёле св. Михаила» издания 1630 года.

Вот такая наполненная мистическими смыслами часовня появилась отныне в несвижских окрестностях. Её опекой должны были занятся монахи ордена иезуитов, чья большая миссия по протекции Николая Радзивилла была организована в Несвиже. Она сразу же стала пользоваться большой популярностью для молитвы у всех людей в округе, а пример здесь подавал сам князь. Ещё в 1596 году он оставил здесь золотую благодарственную табличку (воту) за исцеление своего двухлетнего сына Александра Людвика. Вскоре рядом появилось множество подобных табличек от всей несвижской шляхты, а там в часовню потянулся и весь простой народ. Постепенно стало понятно, что в этом месте вряд ли удастся обойтись небольшой часовней – будет нужен более крупный храм. У иезуитов возник замысел постройки на горе чего-то вроде загородной филии их несвижского монастыря, с костёлом и монастырским корпусом. Для этой идеи у них нашёлся и спонсор. Как ни странно, это был не кто-то из семьи Радзивиллов, но однако же не менее славная и знатная персона - владелец соседнего Мышского графства великий гетман литовский Ян Кароль Ходкевич. Поскольку Ходкевич был воином, то новый костёл решили переосвятить под новым титулом: из храма в честь покровителя путешественников архангела Рафаила, в честь покровителя воинов и всего Новогрудского воеводства Речи Посполитой – архангела Михаила. Правда, к сожалению, сам Ян Кароль до окончания строительства не дожил, во время победной для войск Речи Посполитой кампании против турок в 1621 году он тяжело заболел и умер на 62 году жизни. Но дело строительства храма было завершено. Старая шестигранная часовня, построенная Радзивиллом “Сироткой”, была аккуратно включена в центральную алтарную часть нового костёла, став его пресбитерием. Сам же костёл был традиционной вытянутой прямоугольной формы с башенкой на фронтоне над входом, на барабане которой было выкованное из меди изоражение архангела Михаила. Тому же архангелу был посвящён и главный алтарь, средства на который выделил сын Николая Радзивилла “Сиротки” виленский каштелян Альбрехт Владислав Радзивилл. Два боковых алтаря были освещены в честь других архангелов – Гавриила и Рафаила (как и изначальная часовня), а средства на них пожертвовала жена Альбрехта Владислава Анна София из Зеновичей и её тётя София Констанция, жена воеводы минского Александра Слушки.
Чуть больше, чем через 10 лет после освящения костёла вокруг него появилась каменная ограда, прямо в которой были устроены девять часовен в честь девяти чинов ангельской иерархии или девяти ангельских хоров. Таким образом, несвижские иезуиты стремились сделать костёл святого Михаила настоящим богословием в камне.


Реконструкция вида костёла св. Михаила из книги Тамары Габрусь «Страчаная спадчына».

Ко времени своего открытия храм, усилиями упомянутого выше Яна Алланда, уже имел несколько книг, изданных в Вильне в свою честь. Это была специальная служба в честь архангела Михаила, которая должна была еженедельно проходить в костёле, и книга, в которой были зафиксированы чудеса, которыми было отмечено место храма ещё со времён строительства часовни св. Рафаила. Спустя более, чем 100 лет, в 1758 году, будет издана уже новая книга о чудесах в несвижском костёле святого Михаила, которую напишет сам ректор Виленского иезуитского коллегиума Франтишек Ксаверий Огинский. До того он несколько лет был настоятелем монастыря на Михайловой горе. Ведь все эти годы чудеса и паломничество людей к святому месту со всей Литвы не прекращались. В архивах несвижских иезуитов есть свидетельства, что даже местные мусульмане из числа татар из окрестностей Несвижа также приходили на молитву в этот храм. Кстати, архангел Микаил вполне почитается и в исламе.
События середины 17 столетия, разрушительные войны с казаками и с Москвой в 1648 – 1667 годах, сильно замедлили развитие и всей Речи Посполитой, и костёла на Михайловой горе. В тех обстоятельствах ему вообще повезло остаться целым. Однако, уже через некоторое время после окончания войны иезуиты продолжили развитие этого места. В 1673 году в нескольких километрах от Михайловой горы был основан монастырь Святого Креста , принадлежащий ордену бенедиктинцев. Иезуиты также решили не отставать и в 1675 году заложили рядом с костёлом святого Михаила деревянный монастырский корпус. Появилось и монастырское кладбище, для тех, кто окончит свой земной путь в монастыре.
В 1689 году возле костёла появилось интересное по своему назначению здание, имевшее немаловажное значение в структуре конгрегации несвижских иезуитов – так называемый дом третьей пробации. В этом доме желающие посвятить свою жизнь служению Обществу Иисуса должны были провести почти год. Здесь они были погружены в молитвенные медитации, изучали богословское наследие ордена и каноническое право. Затем они сдавали экзамен и только тогда могли торжественно принести обеты о вступлении в орден. Так называемая третяя пробация была заключительным решающим испытанием для будущих иезуитов, а полный курс посвящения занимал не один год. То, что её местом был выбран именно костёл св. Михаила говорит о важном и почётном его статусе в структуре ордена.
Об этом же говорят и события конца 17 века, когда костёл святого Михаила заимел реликвию, значимую во всём христианском мире. Речь идёт о главе мученика первых веков нашей эры святого Маврикия – одного из самых популярных святых европейского Средневековья. Мечом святого Маврикия короновались императоры Священной Римской империи . Копьё святого Маврикия стало легендарным «Копьём Судьбы», которому приписывались могущественные чудесные свойства. А голова самого святого Маврикия с 1694 года хранилась в деревянном ящичке, обитом серебряными пластинами в костёле на Михайловой горе под Несвижем! Попала она туда, благодаря Михалу Казимиру Радзивиллу, гетману польному и подканцлеру литовскому, который в 1680 году поехал с посольством к Папе Римскому Иннокентию XI. Во время этого посольства он скончался, однако глава святого Маврикия, приобретённая им в Ватикане, была доставлена в Несвиж и выставлена сначала в костёле Божьего Тела, а затем св. Михаила.
Неудивительно, что к началу 18 века костёл на Михайловой горе стал местом паломничества для всей Речи Посполитой. В хрониках несвижских иезуитов отмечен, к примеру, факт посещения костёла св. Михаила некоей шляхтянкой из города Острог, которая преодолела для молитвы 400 километров, причём последние 7 миль она шла пешком. Из самого Несвижа и его городских монастырей также регулярно проводились торжественные процессии к костёлу. Позднейшие романтические легенды даже говорили, что эти процессии будто бы проходили по подземным ходам, которыми костёл св. Михаила был якобы связан с костёлом Божьего Тела в Несвиже.


Гора святого Михаила, вид со стороны Несвижа.

Особенный период в истории храма на Михайловой горе наступил с началом владения Несвижской ординацией Михала Казимира Радзивилла по прозвищу «Рыбонька». Он особенно трепетно относился к архангелу Михаилу, которого считал своим небесным покровителем, а потому стал всячески опекать костёл, построенный в его честь. Уже в 1720 году 18-летний «Рыбонька» спонсирует строительство нового каменного монастырского корпуса, который должен был опоясать храм полукругом в форме буквы «П». Работы, продолжавшиеся до 1732 года, велись под руководством придворного архитектора Радзивиллов Казимира Антония Ждановича. После этого костёл святого Михаила должен был приобрести собственный полноценный коллегиум. Внутри нового корпуса разместились монашеские кельи, зал заседаний конвикта (монастырского общежития), библиотека, хозяйственные помещения. В монастырских коридорах на стенах висели портреты Радзивиллов и других жертвователей обители, а также портреты выдающихся иезуитов.


Князь Михал Казимир Радзивилл «Рыбонька», активный жертвователь и прихожанин костёла св. Михаила, чей портрет, скорее всего, также висел в монастыре.

В течение своей жизни Михал Казимир Радзивилл регулярно посещал костёл св. Михаила для исповеди и причастия, он любил этот храм даже больше любого из несвижских костёлов. Иногда он специально ходил на службы из замка несколько километров до Михайловой горы пешком. В то время в середине 18 столетия в костёле служил один из выдающихся богословов этого периода во всей Речи Посполитой – ксёндз Ян Пошаковский . Он был духовником Михала Казимира Радзивилла и всей его семьи. Именно ксёндз Ян Пошаковский задумал и представил ему концепцию росписей несвижского костёла Божьего Тела во время реставрации в 1750-х годах. Михал Казаимир утвердил эту концепцию, и этими росписями, исполненными художниками под руководством Ксаверия Доминика Гесского, мы имеем возможность наслаждаться до сих пор.
К сожалению, это был последний период расцвета костёла. После смерти в 1762 году его покровителя Михала Казимира Радзивилла во владение Несвижской ординацией вступил его сын Кароль Станислав Радзивилл «Пане Каханку». Он сразу же ввязался в межусобную борьбу с магнатами Чарторыйскими и Огинскими, что привело к нескольким изгнаниям Радзивилла из Речи Посполитой в 1760-х годах. Здесь ему было уже не до поддержки Михайловского монастыря, деньги требовались ему, прежде всего, для жизни в вынужденной ссылке, организации лагеря своих сторонников в Речи Посполитой. С 1768 года Кароль Станислав также был активным деятелем и спонсором Барской конфедерации. Ну а в 1773 году главный удар по костёлу св. Михаила пришёл прямо из Рима, где Папа Климент XIV распустил орден иезуитов. Во всей Европе, и Речь Посполитая не стала исключением, это решение среди дворян было встречено без особого сочувствия. Иезуиты владели большим количеством собственных земель, которые после ликвидации ордена могли быть разделены среди светских землевладельцев. Так произошло и с землями коллегиума св. Михаила под Несвижем. Земли пополнили радзивилловскую казну, а священники и монахи разошлись по другим приходам и монастырям.
Обычно бывшие храмы иезуитского ордена становились центрами приходов своих населённых пунктов. Так, например, произошло с главным иезуитским костёлом Несвижа, который и сегодня является главным храмом несвижского деканата. Но особенностью костёла св. Михаила было то, что он располагался за пределами Несвижа в отдалении от населённых пунктов. Поэтому он мог стать только филиальным храмом, приписным к тому же несвижскому костёлу Божьего Тела. Однако почему-то не случилось и этого. Храм, чья слава разносилась по всей Речи Посполитой, бывший её знаменитым религиозным центром, к которому отовсюду стекались сотни паломников, оказался как-то быстро забытым и церковью, и своими покровителями Радзивиллами, и народом. Возможно, возрождению жизни костёла помешала и российская власть, под чьей юрисдикцей он находился с 1795 года. В Российской империи количество костёлов на землях Литвы старались всячески сократить.
В первой половине 19 века здание костёла св. Михаила было приспособлено под военный склад – прямо как сто лет спустя будут поступать с сотнями храмов уже в советские годы. При этом здание монастырского коллегиума, построенное при Михале Радзивилле «Рыбоньке», было разобрано на кирпичи. Единственным напоминанием о славном прошлом не только костёла, но и всей несвижской земли оставалась в то время лишь Михайловская ярмарка, традиционно проводившаяся в сентябре до дня архангела Михаила (29 сентября) у подножия Анёльской горы. Эта ярмарка была установлена в 1681 году привелеем короля Речи Посполитой Яна Собесского. В то время как сам костёл святого Михаила был одним из самых знаменитых храмов Литвы, так и эта ярмарка у его стен вскоре стала одной из самых крупных во всём крае. На торги, длившиеся целых четыре недели, съезжались купцы из Варшавы, Вильни и Минска, со всего Полесья и даже из России. По старой доброй традиции на ярмарку продолжали собираться и во времена Российской империи, однако времена неуклонно менялись, обычаи прошлых лет забывались. К концу 19 века Несвиж утратил своё значение крупного торгового центра Литвы, а его локальная ярмарка окончательно переместилась на торговые ряды у ратуши. Но сама несвижская земля впитала в себя память об этой исторической эпохе. До 1939 года в нескольких сотнях метров от вершины Михайловой горы всё ещё стоял фольварк с забавным названием Батлейка, появившийся здесь ещё во времена расцвета знаменитой ярмарки. Назывался он так в честь традиционного ярморочного кукольного театра, широко распространённого во времена Речи Посполитой. Возможно, основателями несвижской батлейки (а может, и самого фольварка Батлейка) были также иезуиты из монастыря на Михайловой горе.


Вид с вершины Михайловой горы на место фольварка Батлейка, окружённое старыми липами, оставшимися с его времён.

К началу 20 века здание костёла св. Михаила, заложенное ещё Николаем Радзивиллом «Сироткой», было окончательно уничтожено. Советская власть, в свою очередь, уничтожила фольварк Батлейка, памятником которому остались только красивые статные липы, высаженные некогда вокруг него. Но советская власть не была бы собой, если бы просто оставила это место с богатой историей в покое, ей хотелось внести и свою лепту в его уничтожение. В 1960-х годах Михайлову гору начали попросту срывать, делая здесь песчаный карьер для несвижских строек. Была вырыта огромная яма в сотню метров в диаметре, из которой выгребли все исторические следы, которые могли бы стать достоянием будущих исследователей. Пострадала и часть территории бывшего монастыря, и, возможно, даже бывшее монастырское кладбище. К счастью, в какой-то момент чудовищные аппетиты этого карьера иссякли, разработки на нём были остановлены, и он был законсервирован. Тем не менее, это никак не поспособствовало восстановлению исторической памяти этого места. На вершине горы, прямо на закопанных фундаментах бывшего костёла, была лишь установлена геодезическая вышка, которая до сих пор возвышается здесь так же, как некогда возвышалась башня знаменитого храма.


На вершине Михайловой горы.

Современные советские несвижане оборудовали у этой вышки кустарное место для советского загородного отдыха типа «шашлычок под водочку», последствия от которого далеко не всегда умещаются в мусорный контейнер, который поставили здесь же. Единственными, кто вспоминали о славном прошлом Анёльской горы, были любители металлопоиска, которые исправно прочёсывали окрестности в поисках монет, некогда обронённых посетителями Михайловской ярмарки.


Остатки фундаментов костёла св. Михаила

В начале 2019 года на Михайловой горе впервые за сотни лет случилось радостное событие. В конце 1918 года в Беларусь прибыла статуя архангела Михаила из итальянского Гаргано – крупнейшего санктуария в Европе , посвящённого этому архангелу. Между прочим, когда-то в лучшие времена Михайлову гору называли «литовским Гаргано», а при строительстве часовен и алтарей несвижские иезуиты брали пример именно с этого места. Об этом факте вспомнил настоятель несвижского Костёла Божьего Тела ксёндз Пётр Шарко и уроженец Несвижчины настоятель костёла св. Казимира в Столбцах ксёндз Игорь Лашук. И тогда они решились на правильный и благородный шаг – провести литургию в честь архангела Михаила прямо на Анёльской горе! Более того, их стараниями вскоре там должен появится памятный знак, которого здесь так не хватало - свидетельствующий о том, что некогда здесь стоял славный во всей Речи Посполитой храм!


Статуя Архангела Михаила и проект памятной таблички во время литургии на Михайловой горе в апреле 2019 года. Фото – кс. Игорь Лашук.

Несмотря на все несчастья последних веков, гора святого Михаила осталась красивейшим живописным местом несвижских окрестностей, видимых с её вершины, как на ладони. А на склонах кое-где выглядывают фундаменты старого монастырского комплекса, которые, возможно, хранят ещё многие тайны несвижской земли.

Tags: Беларусь, Несвиж, история Беларуси, храмы
Subscribe

  • Усадьба и деревня Цитва.

    На правом берегу Свислочи за местечком Дукора, в котором гремела слава балов и пиров губернского маршалка шляхты Франтишка Ошторпа, в старые времена…

  • Солтановщина - деревня, которая могла стать Несвижем.

    К юго-востоку от Несвижа, сразу за Михайловой горой, раскинулось огромное Каролинское болото. Здесь берёт начало река Уша, на которой стоит сам…

  • Усадьба и деревня Малево.

    Деревня Малево когда-то считалась «воротами Несвижа». По старой дороге, которая вела на запад от радзивилловской столицы в гости к князьям ездили и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments